Борьба классов как двигатель прогресса

Война — двигатель прогресса. Рассуждения историка о сущности человечества

Добрый день, уважаемые читатели! Вы никогда не задумывались, почему люди почти непрерывно уничтожают друг друга — с момента зарождения первых очагов цивилизации до современности? Я вот периодически задумываюсь и создается у меня впечатление, что войны являются некой важной составляющей жизни общества, подобно искусству, государственному аппарату или хозяйственной деятельности. Не могут же люди, (вроде бы) разумные существа тысячелетиями заниматься чем-то ненужным, невыгодным.

Сразу скажу, статья носит исключительно характер личных рассуждений. Не согласны — излагайте свое мнение в комментариях, непременно в корректной форме. Согласны — тем более, пишите)))

Сдается мне, в одну статью уместить рассуждения не получится. Поэтому сейчас поговорим о войне исключительно как о средстве развития технологий.

Война — двигатель прогресса.

Помните, как нам в школе рассказывали, что «обезьяна взяла в руки палку и стала человеком»? Сдается мне, что она палку взяла отнюдь не коренья выкапывать и рыбу на реке глушить. А чтобы отколотить ею ближнего своего, с которым без палки было не совладать))) А потом обезьяны без палок начали швыряться камнями, додумались камень насадить на палку, получив копье. И пошло-поехало)))

Как ни странно, истребление себе подобных неизбежно приводит к прогрессу. Технологическому, разумеется. В любом другом отношении воюющие стороны оказываются (даже если ненадолго) в состоянии упадка — проседают и демография, и экономика, и культурный уровень.

Однако оружие всегда беспрестанно совершенствовалось.

На нас идет толпа парней с копьями? Отлично! Мы выставим своих парней с копьями подлиннее. Да не толпой, а стройной, организованной фалангой! Мы же культурные люди, не чета этим варварам неотесанным!)))

Бросаться в лоб на фалангу — что-то у ребят нет никакого желания, особенно, если они сами такой же фалангой не являются. Куда интереснее издалека закидать камнями, копьями, обстрелять из луков эту самую фалангу. А еще лучше — оседлать коняшек да ударить этим грекам по флангам! По флангам фаланги! Таки шикарная скороговорка!)))

И технологический прогресс в военном ключе уже не остановить! Совершенствуется доспех, за ним совершенствуется оружие, чтобы сделать этот доспех уязвимым, все повторяется вновь. Случаются и настоящие революции, вроде появления огнестрельного оружия или танков и авиации.

Военный прогресс несомненно, быстрее, нежели мирный, сугубо экономический. Какие изменения произошли в истории сельского хозяйства? От мотыги человек перешел к сохе, от сохи — к бороне и плугу. Плюс вместо животных додумался «запрячь» в плуг трактор. А сколько и раз и каким кардинальным образом изменилась «экипировка» солдата со времен, например, Древнего Египта до начала XXI века?

За некоторыми мирными и военными изобретениями стоит одна и та же технология. Возьмем к примеру, технологии использования энергии атома.

6 и 9 августа 1945 года были сброшены атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Первая в мире атомная электростанция — Обнинская АЭС, начала вырабатывать «мирную» энергию лишь 26 июня 1954 года — спустя 9 лет после применения той же технологии в военном ключе.

Римская империя имела довольно высокий уровень развития медицины — римские врачи умели сращивать переломы, останавливать кровотечение, по всей видимости, применяли анестезию, имели представления об эпидемиологии. Почему?

Имея огромную по численности армию, необходимо возвращать в строй раненых, избегать эпидемий (а любое массовое скопление людей — потенциальная угроза эпидемии), словом, поддерживать десятки тысяч человек в боеспособном, здоровом состоянии. Исследователи утверждают, что лишь к XIX веку Европа достигла того же уровня медицины, который знали римляне — грозные завоеватели.

По сей день самые развитые направления науки связаны с военным делом. Военная медицина, военная психология, военная инженерия. Человечество изобретает и бешенными темпами внедряет военные технологии. А вслед за ними подтягиваются технологии мирные.

Знали ли Вы, что благодаря военным технологиям появились привычные нам вещи: чайные пакетики (удобнее уже расфасованный чай пить, чем отмерять порции в окопе), консервы (как еще накопить и долго хранить продукты для армии или флота?), антибиотики (снова салют военной медицине), пластическая хирургия (после Первой мировой войны появилось множество изувеченных ветеранов, нуждавшихся в подобных услугах), синтетические ткани, системы геолокации, одноразовые шприцы, застежки «молнии». Даже такой исключительно мирный бытовой прибор, как микроволновка был изобретен случайно в результате испытаний на военном полигоне.

Читайте также:  Как рассчитать критический момент асинхронного двигателя

Как бы не была ужасна война, приходится все же признать, что она является двигателем технологического прогресса.

На этом все, спасибо за внимание. Подписывайтесь на канал Magistra vitae и ставьте лайки)

Источник

Классовая борьба

Кла́ссовая борьба́ — столкновение и противодействие интересов классов общества. Наибольшее значение классовой борьбе придавалось в марксизме [1] .

Содержание

Домарксистские представления о классовой борьбе [ править ]

Факт расщепления общества на борющиеся между собой классы отмечался издавна. Так, французский историк и орлеанистский политический деятель Гизо в работе «Правительство Франции со времён Реставрации и нынешнее министерство» (1820 год) говорил об истории Франции, как об истории двух народов. Один народ — победитель, — дворянство; и другой — побеждённый — третье сословие. «И в дебатах в Парламенте вопрос ставится как он ставился и прежде, равенство или привилегия, средний класс или аристократия. Мир между ними невозможен. Примирить их — химерический замысел». Когда после публикации вышеуказанной работы его упрекали в разжигании гражданской войны, он ответил: [2]

Однако, до Маркса классовая борьба считалась не столько экономическим, сколько политическим явлением. Её возникновение обычно связывали с происшедшим в древности завоеванием одного народа другим (германским завоеванием территории Западной Римской империи, норманнским завоеванием Англии, и т. д.): при этом угнетающий класс рассматривался в качестве потомков народа-победителя, а угнетённый — в качестве потомков народа-побеждённого. Такой точки зрения придерживались, в частности, французские историки начала XIX века Тьерри и Минье, а также современник Маркса немецкий философ Фридрих Ницше.

Учение марксизма о классовой борьбе [ править ]

Понятие «классовая борьба» получило особое значение в марксизме. Уже в «Манифесте Коммунистической партии» заявлялось, что история всех существовавших обществ была историей борьбы классов, то есть что именно классовая борьба движет развитие человеческого общества, так как она неизбежно приводит к социальной революции, которая и есть кульминация классовой борьбы, и к переходу к новому общественному строю. С точки зрения марксистов классовая борьба будет всегда и везде, в любом обществе, где существуют антагонистические классы [1] . С точки зрения марксистской теории исторического материализма, деление общества на классы, характеризующееся различным отношением к средствам производства, представляет собой не случайное следствие древних завоеваний, а закономерную особенность определённых общественно-экономических формаций. При этом объективным результатом борьбы между классами — которая обусловлена противоположностью их интересов и непосредственно ведётся именно за эти интересы — является приведение производственных отношений в соответствие с уровнем развития постоянно меняющихся производительных сил общества. В частности, именно таким образом происходит смена самих общественно-экономических формаций (переход от первобытно-общинного строя к рабовладельческому, далее к феодальному и капиталистическому). Поэтому классовая борьба является основной движущей силой истории разделённого на классы общества. Она же должна привести к уничтожению разделения общества на классы, когда уровень развития производительных сил перестанет требовать такого разделения.

Одним из основных продуктов классовой борьбы является государство — которое, с точки зрения марксизма, есть «машина для подавления одного класса другим» [3] , то есть аппарат для поддержания внутри общества порядков, угодных и выгодных господствующему классу. При подавлении направленных против этих порядков выступлений угнетённых классов государство не связано никакими законами, а потому представляет собой насильственную диктатуру господствующего класса. С этой точки зрения античное государство является диктатурой рабовладельцев (направленной против рабов); средневековое — диктатурой феодалов (над крестьянами); капиталистическое — диктатурой буржуазии (над рабочим классом). В результате социалистической революции возникает государство диктатуры пролетариата (призванное подавить сопротивление буржуазии).

— Письмо К. Маркса И. Вейдемейеру от 5.03.1852

Определяя классовую борьбу как столкновение антагонистических интересов различных классов, марксизм выявляет объективный интерес каждого отдельного класса, который соответствует его месту в исторически определенной системе общественного производства. Этот интерес, если он не осознан, делает класс «классом-в-себе». По мере осознания своего подлинного интереса класс превращается из «класса-в-себе» в «класс-для-себя» (осознанный классовый интерес делает людей классово сознательными — они уже осознают не только своё место, но также и свой настоящий классовый интерес). Именно это имел в виду Маркс, когда говорил о том, что только классовая борьба пролетариата за свое освобождение от капитала неизбежно ведёт к диктатуре пролетариата, а сама диктатура пролетариата знаменует собой переход к исчезновению как классов, так и классовой борьбы [1] .

Читайте также:  Что такое контрактный двигатель хонда фит

В марксистской теории классовая борьба может быть как стихийной (неосознанная защита своих прав), так и сознательной (целенаправленное движение за свои подлинные интересы), высшей формой которой является партийность. Марксисты полагают, что классовая борьба ведётся в трёх основных формах [1] :

  1. экономической (касательно класса пролетариев это борьба за улучшение условий продажи своего труда, сокращение рабочего времени, повышение оплаты труда);
  2. политической (для пролетариата — общеклассовая борьба за свои коренные интересы — за установление диктатуры пролетариата);
  3. идейной (идеологической) (борьба против буржуазной и реформистской идеологии, она призвана внести в широкие массы трудящихся социалистическое сознание).

Согласно мнению основоположников марксизма, по мере развития класса его борьба развивается от менее развитой экономической формы к более развитым политической и идейной формам [1] .

Учение о классовой борьбе в марксизме-ленинизме [ править ]

В. И. Ленин привнёс в марксистскую теорию о классовой борьбе нечто новое, а именно то, что после установления диктатуры пролетариата классовая борьба не прекратится. По его мнению, антагонизм между классами неизбежен в капиталистическом обществе и должен в конце концов привести к установлению диктатуры одного из основных классов, и единственной альтернативой диктатуре пролетариата он считал диктатуру буржуазии. После прихода пролетариата к власти, хотя он и стал господствующим классом, классовая борьба, тем не менее, продолжается, но уже в новых формах и новыми средствами. По Ленину, это уже государственные формы классовой борьбы, такие как подавление сопротивления свергнутых классов, гражданская война, нейтрализация мелкой буржуазии, использование буржуазных специалистов, воспитание новой дисциплины труда [1] .

В конце 1920-х годов И. В. Сталин выдвинул идею об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма и коммунизма [1] . 9 июля 1928 года в речи на пленуме ЦК ВКП(б) он высказал мнение, что «отживающие классы» не станут «добровольно» сдавать свои позиции, «не пытаясь сорганизовать сопротивление». Более того, по его мнению, «продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы» [4] . Этот тезис стал обоснованием как для борьбы с «правым уклоном» и троцкизмом, которые возглавляли Николай Бухарин и Лев Троцкий, так и начинавшихся масштабных сталинских репрессий.

В Конституции СССР 1936 года официально провозглашалось построение социализма. В докладе Сталина на VIII Съезде Советов отмечалось, что отжило само понятие классовой борьбы: в СССР отсутствует антагонизм классов, так как с классом буржуазии покончено окончательно [5] . Несмотря на это, на последующие 1937-1938 годы пришёлся пик «большого террора» — массовых репрессий в отношении «врагов народа», к которым относили ранее принадлежавших к «эксплуататорским классам» лиц, а также якобы примкнувших к ним «троцкистов» и «правых уклонистов». Идея об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма и капитализма культивировалась в советской науке до самой смерти Сталина [1] .

Начиная с 1960-х годов понятие о классовой борьбе трансформировалось. В это время считалось, что классовая борьба это процесс мирного соревнования социалистической и капиталистической систем. В ходе этого соревнования решается вопрос о том, какая система возьмёт верх. В этой связи доказывалось, что борьба двух систем выражает основное противоречие текущей эпохи. Считалось, что под влиянием этого противоречия развертывается революционная борьба трёх основных отрядов трудящихся: мировой социалистической системы, международного рабочего и национально-освободительного движений, с империализмом. Такое представление сохранялось по 1980-е годы [1] .

Теоретические основания концепции классовой борьбы [ править ]

Концепция существования антагонистических и неантагонистических классов позволяет сделать вывод в рамках марксистской теории о возможности разрешения противоречий и сосуществования одних классов в рамках одной общественно-экономической формации и невозможности решения противоречий между другими классами, основными в рамках данной общественной формации, антагонистическими, когда борьба между ними ведет к смене общественно-экономической формации (Рабство, Феодализм, Капитализм) и открывает возможность дальнейшего развития производительных сил и производственных отношений.

Читайте также:  Колбасит двигатель на холостом ходу фольксваген

Марксистское положение об антагонистических и неантагонистических классах основывается на гегелевской диалектической логике: теории антагонистических и неантагонистических противоречий, однако, если Гегель допускал возможность их примирения, то марксизм отверг такую возможность как форму капитуляции перед действительностью (Диалектическое противоречие). Существует также точка зрения, что смысл борьбы противоположностей не в достижении единства или во взаимоуничтожении (как в случае с антагонистическими противоречиями), а в достижении целостности, баланса и динамического равновесия между элементами системы (Тектология, Теория устойчивого развития, Экономика устойчивого состояния, Зеленая экономика), что позволяет сделать вывод, что классовая борьба необязательно ведет к разрушению старого общества и существуют эволюционные пути развития социальной системы, адаптирующейся к новым вызовам окружающей среды в рамках существующего общественного строя. Концепцию неизбежного возникновения нового общественного строя подвергает сомнению также синергетическая концепция (Синергетика), рассматривающая в качестве основного источника развития не диалектическое противоречие, а случайность, необратимость и неустойчивость, где возникновение новой целостной структуры есть не неизбежный результат действия закономерности, а результат суммы случайных факторов, воздействующих на систему, что делает невозможным предсказание развития общества на значительном временном отрезке как это делает марксистская теория [6]

Всеобщий кибернетический подход и расширительное применение синергетики, экстраполирующей свои принципы на все явления природы и общества встречают также своих критиков, утверждающих о неэффективности переноса теоретических моделей, описывающих ограниченную группу природных явлений на неизмеримо более сложные общественные процессы, тем более данные модели неспособны иметь прогностическую функцию в значительной временной перспективе (Синергетика) [7]

Критика теории о классовой борьбе [ править ]

Карл Поппер оценивал марксистскую теорию о классовой борьбе как сверхупрощение, считая, что её нельзя никоим образом абсолютизировать. Вместе с тем он считал, что она была вполне пригодна для условий классического капитализма середины XIX века. Он полагал, что нельзя искать подоплёку любой проблемы в подспудном классовом конфликте богатых и бедных. Действительно, такие современные общественные движения, как борьба за социальные свободы, за ядерное разоружение экологическое, феминистское, и тому подобные, трудно описать с точки зрения тех или иных классовых интересов, сводить их всецело к классовому антагонизму собственников и не собственников средств производства [1] . Исследователи, придерживающиеся постмодернистской концепции полагают, что в современном мире теория классовой борьбы становится все менее актуальной по мере развития процессов глобализации и стирания различий как между классами, так и между нациями [8] .

Однако, часть исследователей имеет противоположную точку зрения и утверждает, что имущественное неравенство в индустриальных странах осталось неизменным на протяжении всего 20 века и имеет тенденцию к усилению в 21 веке (см. Капитал в XXI веке). Поэтому центральной проблемой для критиков классовой теории является объяснение сохранения классов как реальной социальной силы [9] [10] .

Частично соглашаясь с критиками теории о классовой борьбе, было бы ошибочным вообще исключать её из арсенала современного анализа социальных отношений. Процессы социальной дифференциации в обществе не приостанавливаются, не исчезает противоположность объективных интересов разных классовых групп общества, а значит, не могут исчезнуть и конфликты между ними. Вместе с тем современное общественное устройство обладает развитыми демократическими институтами (многопартийность, избирательная, правовая, парламентская, независимая судебная системы), которые позволяют во многом изменять природу классовых конфликтов, обеспечивая возможность их ненасильственного разрешения [1] .

Значительный вклад в теорию классов и классовой борьбы внес Питирим Сорокин, рассматривавший классы не как замкнутые статичные структуры, а как динамичные образования, допускающие взаимопереход различных социальных групп (социальная мобильность), при этом классовая борьба рассматривалась как часть более общего процесса смены в обществе различных социокультурных типов [11] . Если для марксизма классовая борьба является основным двигателем прогресса, то с точки зрения интегрального подхода П. Сорокина, классовая борьба является лишь одним из трех принципов общественной дифференциации, борьбы различных общественных сил: принципа классового (классовая борьба), принципа государственного (борьба между государствами) и принципа национального (борьба между нациями), — могущих в зависимости от конкретной политической ситуации как быть противоположными, так и взаимодополнять друг друга, критерием выбора между ними служит принцип самоценности личности, обратной стороной которого служит принцип общечеловечности [12] .

Источник

Adblock
detector